09 декабря Пятница3:34
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Драма страстей в стиле модерн

Драма страстей в стиле модерн. 
Французский балет с полувековой историей был представлен на суд казахстанских зрителей.
 Фото и текст: Камила Шепелева
Французский балет с полувековой историей был представлен на суд казахстанских зрителей.
На сцене театра «Астана Опера» — премьера балета «Собор Парижской Богоматери». Основой либретто послужило классическое произведение французской литературы «Нотр-Дам-де-Пари», написанное Виктором Гюго. История бедной девушки Эсмеральды, воспитанной цыганами, и троих совершенно разных мужчин: горбуна Квазимодо, капитана отряда стрелков Феба, священника и архидьякона собора Фролло. Единственное, что объединяло трио, — это любовь к красавице Эсмеральде: у кого-то — нежная и платоническая, у кого-то — страстная и плотская, у кого-то — ревностная и доводящая до безумия.
Один из признанных балетных классиков XX века, французский танцовщик и хореограф Ролан Пети, поставил балет и показал его своим соотечественникам еще в 1966 году. В то время роль горбуна в спектакле исполнил сам балетмейстер. Высокая техника хореографии в ансамбле с музыкой Мориса Жарра, подчеркивающей смену настроений на сцене, и с костюмами Ива Сен-Лорана произвела настоящий фурор пятьдесят лет назад.
Идея воспроизвести спектакль у нас появилась полгода назад по инициативе художественного руководителя балетной труппы театра Алтынай Асылмуратовой. Французская сторона поддержала предложение, и, чтобы воплотить задуманное, в Астану приехал ассистент Ролана Пети Луиджи Бонино.
Итальянский хореограф уже имел возможность поработать с Алтынай Асылмуратовой в Лионе и знал понаслышке о казахстанском балетном составе и уровне мастерства танцовщиков. После того как Луиджи Бонино оценил возможности балетного состава под руководством директора труппы Турсунбека Нуркалиева, в театре начались активные репетиции.
О важности массовых танцевальных номеров и артистов, их исполняющих, исключительно точно выразился директор ГТОБ «Астана Опера» Толеубек Альпиев: «Кордебалет играет ключевую роль в постановке, это самостоятельное действующее лицо». В «Соборе Парижской Богоматери» кордебалет отражает собирательный образ народа, безликой, бездумной и беспринципной толпы.
Ассистент балетмейстера-постановщика Джиллиан Виттингем (Англия) проделала огромную работу над массовыми танцами. При организации «толпы» всегда нужен определенный талант, собранность, хорошее знание дела и недюжинное терпение. Поначалу балетная труппа кордебалета была несколько шокирована хореографией, пластикой и музыкой, но после освоилась.
«Это был замечательный опыт, — говорит Джиллиан. — Состав действительно большой, но это и создает прелесть кордебалета. Задача была не из легких, потому что музыкальная партитура лишена четкого ритма, а танцоры должны двигаться точно в такт музыке. Балеринам и танцорам приходилось первое время вести счет. В ритме музыки нет определенных «квадратов», и счет постоянно менялся».

У артистов балета нет возможности говорить со сцены. На время спектакля они лишены дара речи. Они говорят с нами языком танца, который тоньше, глубже, неоднозначнее и эмоционально богаче.
Нужно понимать, как выразить то или иное душевное состояние, оставаясь понятным для зрителей. По словам Толеубека Альпиева, можно выучить движения, но сложно их прочувствовать, а после из движений, порой странных и непонятных, создать произведение искусства.
Сцены с главными действующими лицами (Квазимодо, Эсмеральдой, Фролло, Фебом) приковывают более пристальное внимание зрителей. Изюминка постановки в том, что грим и костюм горбуна-звонаря Квазимодо лишен какой-либо экзальтации: нет ни уродств, ни бутафорского горба. В распоряжении Бахтияра Адамжана и Рустема Сейтбекова, исполяющих в очередь эту трагическую роль, — только пластика, форма и чувства. Хореографический рисунок роли несколько непривычен для ценителей классических произведений: угловатый, изломанный, но при этом отточенный и полный символического смысла.
Для создания полноценной балетной постановки не обойтись и без музыки, сценографии, декораций, освещения и костюмов. Музыка Мориса Жарра более полувека продолжает исполняться в первоначальной версии. Над сценографией работал Рене Аллио (Франция). Декорациями и освещением занимался Жан-Мишель Дезире. В оформлении спектакля отразился дух минимализма, популярного в 1960-x. На сцене силуэт фасада собора Парижской Богоматери сменяется огромными колоколами ее звонницы, затем — нарисованной на старинном пергаменте панорамой города и виселицей на Гревской площади.
Дополняет декорации и музыку искусная игра света и тени. Каждая сцена имеет свое определенное освещение, свои определенные доминирующие цвета. В сцене «Таверна» использованы теплые тона, в сцене «Двор чудес» доминируют оттенки красного, в партии Феба освещение становится более ярким, при появлении Фролло цвета тускнеют и переходят в холодные оттенки, а в сцене с па-де-де Эсмеральды и Квазимодо свет приобретает более нежные тона.
В «витражных» костюмах можно также увидеть веяние 1960-x: трико и мондриановские камзолы со средневековой символикой соседствуют с платьями-трапециями, в которых можно было встретить студенток Латинского квартала. Мини были укорочены до экстра-мини знаменитым кутюрье Ивом Сен-Лораном, другом Ролана Пети.
Оригинальные костюмы, сотворенные оригинальным модельером, сохранились и были привезены в Астану. На время премьеры сценические наряды выставлены в главном фойе столичного театра. В них в разное время выходили на сцену танцоры и балерины Парижской оперы. Наиболее примечательный экспонат — костюм легендарного Рудольфа Нуриева.
Работы Ива Сен-Лорана решили сохранить как достояние нации, поэтому для казахстанской постановки специально сшили костюмы по имеющимся эскизам и образцам. Художник по возобновлению костюмов Филипп Бино специально привез ткани из Франции.
Показать квинтэссенцию любви и ненависти удалось талантливым артистам столичного театра Айгерим Бекетаевой, Мадине Басбаевой, Бахтияру Адамжану, Рустему Сейтбекову, Газизу Рыскулову, Серику Накыспекову, Жандосу Аубакирову и Арману Уразову, а также не менее талантливому составу кордебалета.
«Эту партию я танцую впервые, что очень волнующе, это большой опыт, еще одна роль в мою копилку. Спасибо Луиджи, который нас направлял и объяснял, как мы должны чувствовать себя в каждой сцене», — поделилась Айгерим Бекетаева, исполнительница роли Эсмеральды.
Казахстанская балетная труппа, работавшая с Луиджи Бонино и Роланом Пети, — единственная в Среднеазиатском регионе вправе показывать балет «Собор Парижской Богоматери». В Восточно-Азиатском регионе это право предоставлено Японии, где премьера спектакля состоялась за 18 дней до казахстанской.
Сегодня балет в стиле модерн приобретает все большую популярность, и «Собор Парижской Богоматери» не исключение. Но всегда ли нужно новое прочтение классических произведений, более понятное для нынешнего поколения? Вопрос не остался без ответа. «Классика уже не танцуется так, как раньше, — ответил Луиджи Бонино. — Все меняется, даже такая классическая постановка, как «Жизель», претерпела изменения. Через современные движения человек выражает свое я».


05.07.2016 1037
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA