08 декабря Четверг3:50
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Конвенция для квинтета

Конвенция для квинтета . 
Седой Каспий по всем объективным приметам — озеро, не связанное с мировым океаном. Но его внушительные размеры давно вынудили и географов, и политиков отнестись к нему с должным уважением, а посему и называть его морем.
 Фото: inform.kz
Седой Каспий по всем объективным приметам — озеро, не связанное с мировым океаном. Но его внушительные размеры давно вынудили и географов, и политиков отнестись к нему с должным уважением, а посему и называть его морем.
Споров на эту тему не ведется — море так море. Но есть разногласия в другом, причем немалые…
Пять прикаспийских государств, берега которых омывает море-озеро, вот уже три десятилетия безуспешно «пилят» дно Каспийского моря. Но по справедливости как-то не получается, хотя все стороны пятиугольника понимают, что раздел надо проводить именно по этому принципу. Море мира и сотрудничества, каковым его признают все прибрежные страны, должно не разъединять, а объединять…
Неделимый водоем?
В так называемую «каспийскую пятерку» в современных условиях входят Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркмения. Без ведущих и ведомых, главных и не очень. Предки народов, населяющих эти государства, думается, живут в этих местах если не с момента мироздания, то уж наверняка с нашего летоисчисления. А вот проблема определения правового статуса Каспия периодически стала обсуждаться лишь после распада СССР, как только наступил парад суверенитетов. Но вот незадача: который год «пятерка» не может определить правовой статус гиганта…
Каспий на пятерых никак не хочет делиться без остатка. Да и с «дробями» получается как-то не очень. Не удалось им договориться об этом и на прошлой неделе в Астане на совещании министров иностранных дел всех прикаспийцев. Но при этом участники переговоров сохранили немалый оптимизм относительно будущего соглашения. По словам министра иностранных дел РК Ерлана Идрисова, все прикаспийские государства будут в равных условиях при разделении дна моря.
«Есть общее понимание, что Каспийское море — это море мира и сотрудничества. Принципы равноправия и взаимоуважения, равенства и взаимной выгоды — это базовые принципы, которые зафиксированы в конвенции, и их никто не подвергает сомнению», — сказал Е. Идрисов, подводя итоги работы совещания.
Как отметил глава внешнеполитического ведомства РК, сложные принципиальные вопросы, которые требуют дополнительного процесса, — это вопросы прокладки коммуникаций по дну Каспийского моря, а также вопросы определения методики разграничения дна.
«Здесь речь идет об определении технических аспектов методики, а не о принципах разграничения. Принципы разделения дна не подвергаются сомнению. В их основе — равенство, справедливость, учет взаимной выгоды и интересов», — пояснил г-н Идрисов.
По словам министра, потребуют дополнительного обсуждения также вопросы навигации, порядка навигации разными судами на Каспийском море и вопросы транзита.
«Эти вопросы мы сегодня и вчера обсуждали, они требуют экспертной проработки, потому что нам нужны технические расчеты, чтобы принять окончательные и выгодные всем решения», — заключил Ерлан Абильфаизович.
Такого же мнения придерживался и его российский коллега Сергей Лавров, который даже наметил конкретные сроки подписания долгожданного документа — до середины следующего года. Возможно, одному Сергею Викторовичу в обсуждаемом вопросе известно несколько больше, чем всем остальным…
«Абсолютно реалистично нацеливаться на подписание конвенции в 2017 году. Думаю, что и в первой половине года можно это сделать. По крайней мере, наши эксперты будут интенсивно работать в ближайшие пару месяцев, а затем мы определимся с той ролью, которую на том этапе могут сыграть министры иностранных дел», — заметил глава МИД РФ.
Хотя, признаться, в этом случае наши северные соседи в некоторой степени ликвидируют курицу, несущую золотые яйца. Но об этом позже…
По его мнению, даже есть конкретные идеи, которые также переданы экспертам. И все поддержали необходимость разработки крупных секторальных соглашений, в частности, в сфере торгово-экономического сотрудничества и транспорта, и соглашения, которое позволяло бы предотвращать инциденты с участием военных кораблей на Каспии.
От моря дружбы до озера раздора
Однако не все так просто и безоблачно, как это рисуют министры двух государств, входящих в ЕАЭС, — у них во многом и интересы общие. Да, стороны приблизились, как выражаются дипломаты, к компромиссному решению, но к единому мнению все-таки в Астане не пришли. Сохраняется немалый букет разногласий по основополагающим вопросам. Самое главное — нерешенными остаются четыре самых крупных и принципиальных вопроса: прокладка коммуникаций по дну Каспийского моря, технические аспекты разграничения дна, вопросы навигации и транзита. При наличии таких проблем «море дружбы», как нередко называют Каспий, в условиях неспокойной геополитической обстановки легко может превратиться в озеро раздора. Примеров тому, когда поначалу ничто не предвещало беды, увы, немало…
Попробуем понять, почему же воз и ныне там. Инициаторы идеи раздела Каспия — Азербайджан, Казахстан и Туркмения — предлагают провести его по так называемой срединной линии. Иран за то, чтобы делить его поровну, отведя каждому из прибрежных государств по одной пятой части от лакомого пирога, богатого нефтью и газом.
Но такой подход остальным участникам переговоров видится не совсем справедливым, и они по-своему правы. Скажем, длина береговой линии Ирана составляет не более 725 километров, а, к примеру, Казахстана — в разы больше (около 2320).
Еще одна общность интересов Казахстана и России заключается в разделе дна на национальные секторы, при этом акваторию моря оставить в общем пользовании, закрепив за странами только прибрежные зоны. Не все участники процесса одобряют такой подход.
Добавьте к этому вялотекущий спор Азербайджана и Туркменистана сразу за несколько месторождений на шельфе. Время от времени он обостряется. Особый взгляд у официального Ашхабада и на то, кому достанется право на прокладку трубопроводов. Там считают это делом исключительно тех, через чью конкретно акваторию будет пролегать труба. Но и такое предложение не встречает понимания у партнеров, считающих это общей для всего квинтета проблемой.
Притяжение «большой лужи»
Нельзя не отметить, что тройка — Азербайджан, Казахстан и Россия — без особых проволочек, по-свойски (все-таки не чужие) решила вопрос северной части Каспия и успешно сотрудничает в общих интересах. Куда сложнее ситуация на юге: Иран и Туркменистан менее сговорчивы в дискуссиях как между собой, так и в общении с остальными.
Ну как тут не постоять за свои интересы и даже амбиции, если на кону несметные богатства Каспия?! По данным некоторых авторитетных источников, суммарные запасы нефти каспийского дна оцениваются экспертами в районе 30—40 миллиардов баррелей, а газа — более пяти триллионов кубических метров. То есть некогда иронично называемый большой лужей водоем, славный прежде своими осетровыми запасами и черной икрой, сегодня напоминает богатую невесту с завидным приданым, способную повлиять не только на климат в доме. Без преувеличения кладезь мировой энергетики теперь представляет огромный геополитический интерес и для глобальных игроков — США, ЕС, Китая. Уж эти-то дремать не будут. Нельзя исключать, что в случае если прикаспийские соседи не смогут решить локальные вопросы между собой, то сильные мира сего могут прийти в регион не только с одними своими советами. Быть может, недавние пуски российских «калибров» с акватории «моря дружбы» по целям террористов в Сирии окажутся совсем не лишними в этой ситуации…
Еще один фактор, отнюдь не играющий за скорое подписание Конвенции правового статуса Каспия, — строительство Транскаспийского газопровода по дну озера-моря. В нем заинтересованы Азербайджан с Туркменией, готовые поставлять углеводород общими усилиями в Старый Свет в солидных объемах. Такая транзитная перспектива совсем не радует Россию, которая вовсе не хочет терять давний рынок. Не нравится такое развитие событий и Ирану, только вырвавшемуся из-под гнета многолетних санкций.
Как ни странно, волокита и неопределенность со статусом Каспия играют на руку пока именно этим двоим. Что же касается Туркмении, жаждущей влиться в большую европейскую газовую трубу, то прокладывать другой маршрут в условиях, не гарантирующих геополитическую безопасность, она вряд ли решится. Такая мечта станет в обозримом будущем для нее недостижимой, тем самым журавлем, а транспортировка газа на Запад по российскому маршруту останется пресловутой синицей в руках, дающей выгоду здесь и сейчас.
И в такой обстановке оптимизм, высказанный главами форин-офисов в Астане и Москве об определении статуса Каспия в недалеком будущем, кажется чрезмерным…
Куда дипломатичнее высказался, принимая гостей в своем Үкімет үйі, казахстанский Премьер Карим Масимов накануне совещания.
«Каспийское море — это один из важнейших вопросов развития наших стран. Надеемся, мы найдем взаимовыгодные решения, чтобы принять проект Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Это станет большим шагом вперед для всего региона», — заметил председатель Правительства РК.
Добавим: не только для прикаспийского побережья, но и в мире. Впрочем, ясно и то, что без компромиссов ожидание конвенции может и затянуться…


25.07.2016 776
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA