09 декабря Пятница9:53
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Творящие беззаконие

Творящие беззаконие. 
За неполные три года шестерым сотрудникам Линейного отдела полиции в аэропорту столицы вынесли приговоры за совершение тяжких уголовных преступлений. В одном подразделении полицейские собрались как на подбор! Преступления, которые они совершали, были тесно связаны со службой. 
 Фото: www.severinform.ru
За неполные три года шестерым сотрудникам Линейного отдела полиции в аэропорту столицы вынесли приговоры за совершение тяжких уголовных преступлений. В одном подразделении полицейские собрались как на подбор! Преступления, которые они совершали, были тесно связаны со службой. 
Жертвы задержания
Братья Мухит и Алинур приехали в Астану из Жамбылской области 5 января 2016 года для работы водителями. Устроиться в столице помог родственник, у которого имелся свой грузовик на автобазе рядом с поселком Промышленным. Здесь же в вагончике на территории базы братья и поселились.
А через пару дней к ним прикатил земляк Галым, сказал, что тоже ищет работу и собирается снять жилье, а пока попросился к братьям на постой. С собой у Галыма была дорожная сумка, в которой, как позже выяснилось, он привез пакет с анашой для продажи (таким способом собирался обеспечить себя деньгами на первое время).
Поэтому хождения по стройкам, где Галым искал работу и знакомых, сопровождались активным предложением травки. Охотники не заставили себя ждать. Вечером 10 января на сотовый Галыму позвонил один из строителей по имени Нуржан, с которым он виделся днем, и изъявил желание купить стакан гашиша за 17 тысяч тенге. Галым в это время ужинал в кафе и попросил покупателя подъехать к нему. Нуржан появился на машине с тремя спутниками. Галым подсел к ним и сказал, что нужно проехать к автобазе.
Там у шлагбаума он вышел из машины и прошел к вагончику, где на глазах у Мухита и Алинура отсыпал из своей сумки стакан зелья. Братья, почуяв неладное, высказали свое возмущение такой подставой, но Галым объясняться с ними не стал, а быстро вернулся к покупателю.
Как только анаша оказалась в руках Нуржана, из машины выскочили трое его спутников, схватили Галыма, надели ему наручники и потребовали сказать, где взял наркотик. В этот момент к месту действия подъехала вторая машина с еще тремя мужчинами.
Теперь уже шестеро собравшихся усадили Галыма с Нуржаном в салон легковушки, а сами направились к вагончику. Зайдя внутрь и увидев там Мухита с Алинуром, объявили, что являются сотрудниками полиции (один предъявил удостоверение), будут проводить обыск, и спросили, не имеется ли у жильцов каких-либо запрещенных предметов и наркотических средств? Братья дружно стали все отрицать. Однако из сумки Галыма полицейские вытащили пакет с травой, после чего отпираться уже не имело смысла.
Следом братья узнали, что их задерживают за незаконный оборот наркотических средств, в связи с чем требуется проехать с сотрудниками. Выяснив, что задержанным принадлежит грузовик, полицейские решили его тоже «изъять» вместе с пакетом анаши.
Далее компания разделилась: за руль большегруза усадили Алинура, и он в сопровождении одного из полицейских отогнал машину на автостоянку в микрорайон Жагалау. Остальных задержанных на легковушках перевезли в квартиру на Левобережье, куда позже доставили и Алинура.
В этой квартире «наркосбытчиков» держали три дня (запрещали выходить и звонить по телефону), а рядом всегда находились двое полицейских. Ситуацию задержанным объяснили так: за хранение наркотиков им грозит тюрьма, а чтобы этого избежать, нужно заплатить два миллиона тенге. «Изъятый» грузовик останется в залоге (в случае неуплаты его потребуется переоформить на нового владельца).
Для ведения переговоров о деньгах полицейские отрядили Мухита, которому периодически выдавали телефон. О случившемся Мухит сообщил родственнику — хозяину грузовика, сказав, что братья арестованы за анашу, находятся в какой-то квартире и для освобождения нужно срочно достать два миллиона.
Родственник сразу кинулся на поиски денег, но требуемой суммы быстро не нашел. Во время очередного звонка от Мухита попросил передать трубку полицейским, но те говорить отказались. Сам же Мухит только торопил с деньгами.
Между тем знакомый родственника по его просьбе обежал все РУВД, чтобы выяснить судьбу братьев, но нигде сведений о таких задержанных не нашел. Это показалось родственнику странным, и он решил обратиться в антикоррупционную службу. Где получил наставления, спецоборудование и 300 тысяч тенге мечеными купюрами.
Вечером 13 января при передаче денег в кафе был задержан один из вымогателей. К этому времени «задержанных» уже выпустили из квартиры (ее арендовали на три дня). Других исполнителей этой инсценировки арестовали через несколько дней (один остался неустановленным).
Полицейскими среди них оказались не все. Точнее, только один — инспектор Линейного отдела полиции в столичном аэропорту в звании капитана. Еще двое подельников были бывшими — служили в том же подразделении ЛОВД, но были уволены за совершение преступлений (один осужден в 2014-м, другой в 2015 году).
Как потом признавались эти сослуживцы в суде, весь спектакль с задержанием был затеян ради того, чтобы выманить деньги у наркосбытчиков (по ходу возник замысел отобрать и грузовик).
На дело собрались спонтанно, после того как появилась оперативная информация (от осведомителей), что какой-то парень предлагает гашиш (наивный Галым!). Предприятие представлялось безопасным и увлекательным — всего-то надо «поиграть в полицейских»!
«Когда 10 января мне позвонили друзья из ЛОВД и предложили задержать наркосбытчиков, я согласился помочь, поскольку являюсь бывшим сотрудником УБН (Управления по борьбе с наркобизнесом) и вошел в азарт…» — рассказывал один из участников.
В итоге исполнителей этого лже-задержания признали виновными в мошенничестве. В мае 2016 года Алматинский районный суд № 2 Астаны приговорил троих обвинямых к трем годам шести месяцам колонии общего режима, одному дали три года, а дело в отношении еще одного выделено в отдельное производство.
Бывшего сотрудника ЛОВД пожизненно лишили права занимать должности в правоохранительной системе.

Годом ранее
В августе 2015 года в Астане состоялся еще один судебный процесс, на котором в совершении мошенничества обвинялись двое действующих сотрудников Линейного отдела полиции столичного аэропорта. Один служил патрульным ЛУВДТ, другой — оперуполномоченным по борьбе с наркобизнесом.
По материалам дела, эти полицейские с подельниками зашли в частный дом, где проживала женщина, которая ранее подозревалась в сбыте наркотиков (но на учетах не состояла), рассыпали по полу пачку зеленого чая и, утверждая, что это наркотик, пригрозили уголовной ответственностью. За «непривлечение» запросили миллион тенге.
Женщина жила в доме с сыном и его семьей, не на шутку перепугалась таких угроз (боялась за сына) и в тот же вечер передала часть требуемой суммы (300 тысяч тенге). Потом обратилась в антикоррупционную службу, под присмотром которой отдавала уже остальные деньги. Полицейских-мошенников поймали с поличным.
Получили оба по три года условно с лишением права занимать должности на государственной службе сроком на два года. После приговора не прошло и полугода, как один из осужденных (бывший опер по наркотикам) поддался «задержательному» азарту и совершил похожее преступление (см. выше).

Еще годом раньше
В ноябре 2014-го в суде оказались сразу трое сотрудников Линейного отдела полиции в аэропорту. И обвинялись они по статье 141-1 УК РК, которая даже звучит пугающе: пытки.
Из показаний потерпевшего:
«Я работал грузчиком в АО «Международный аэропорт Астаны». 2 апреля 2014 года оперуполномоченный доставил меня с работы в Линейный отдел для допроса по факту пропажи трех ультрабуков по заявлению ТОО «Техсервиском». Меня провели в кабинет уголовного розыска, где находились двое сотрудников (старший лейтенант и майор — заместитель начальника ЛОП), которые стали требовать, чтобы я дал признательные показания в том, что якобы я их украл. На что я ответил, что не совершал этого преступления.
Тагда майор сказал: «По–хорошему он не понимает, значит, по-плохому все расскажет». И приказал оперу принести наручники.
Тот их принес и надел мне на руки, после чего стал меня бить кулаком в живот и по почкам. А майор пригрозил, что мне сейчас засунут резиновую дубинку в анальное отверстие. После этих слов оперуполномоченный попытался приспустить мне штаны. Я испугался и сказал, что все расскажу.
Но когда меня отпустили, я снова стал говорить, что ничего не крал. Майор озлобился, взял со стола ножницы и, вертя передо мной, сказал, что выколет мне глаз или проткнет почку. Я ему не поверил. Тогда опер со старшим лейтенантом вывернули мне руки и положили их на стол, а майор взял со стола шило и начал колоть им мою правую руку.
В этот момент в кабинет зашел какой-то сотрудник, и майор спросил у него, принес ли он презерватив? Потом пояснил, указывая на меня: «Он не понимает, надо засунуть ему дубинку…»
Испугавшись, я вырвался, схватил шило и два раза царапнул себе по руке, сказав, что, если меня не отпустят, вскрою вены.
Все полицейские на меня тут же навалились, сбили на пол. Майор придавил коленом мою руку и пообещал: «Больше трогать не будем. Что за детские выходки, отпусти шило…» Я ослабил руку, он шило забрал. После этого оперуполномоченный снял с меня наручники, отвел в туалет, где я умылся и смыл кровь с рук. Затем меня уже не били, а сопроводили в кабинет следователя, где допросили в качестве свидетеля.
После допроса я пошел на работу, в раздевалке рассказал ребятам (грузчикам смены), что меня избили сотрудники ЛОП, и показал порезы и ушибы».
Все полицейские, участвовавшие в этом выбивании показаний, получили по два года колонии общего режима с лишением званий и права занимать должности в правоохранительных органах сроком на два года.
Однако назначенное «воспитание» не всем пошло на пользу. Бывший оперуполномоченный из этой тройки в январе 2016-го участвовал в липовом задержании наркосбытчиков (см. выше) и получил новый срок (вместе с неотбытым до конца наказанием получилось четыре года колонии).


17.08.2016 803
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA