09 декабря Пятница5:37
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

За что судили Ермегияева

За что судили Ермегияева. 
Судебный процесс над 47-летним экс-руководителем НК «Астана ЭКСПО — 2017» Талгатом Ермегияевым освещался в СМИ сверхподробно (как никакой другой). Длился он с середины марта по 9 июня и завершился приговором в 219 страниц.
Судебный процесс над 47-летним экс-руководителем НК «Астана ЭКСПО — 2017» Талгатом Ермегияевым освещался в СМИ сверхподробно (как никакой другой). Длился он с середины марта по 9 июня и завершился приговором в 219 страниц.
Приговорили управленца к 14 годам колонии строгого режима.
Многие, кто так или иначе знал осужденного, сожалели о происшедшем, мол, заслуженный человек, не без достоинств: грамотный, деловой, конкретный… Пусть даже так, но руководитель государственной стройки из него получился очень плохой. Суд ведь апеллирует к фактам, а на процессе Т. Ермегияев не мог представить ничего доказательного в свое оправдание, хотя вину признать отказался. Вообще, поведение его в суде было удивительно инфантильным.
Немолодой опытный чиновник, понимая серьезность обвинений, поначалу в суде подсмеивается над свидетелями вместе со своими адвокатами (за что получил замечание от судьи), потом говорит недомолвками вроде: «В последнем выступлении я поведаю вам кое-что». А когда наступает это последнее слово, жалуется по поводу «ложной и бесчестной реальности», фразерствует и секретничает: «Я мог бы многое заявить в свою защиту, но не буду… потому что это может навредить моей стране и проекту выставки, в которую я вложил свою душу и силы». Это можно перевести как: «Не смотрите, что снаружи я такой неказистый, зато душою красив».
Единственные «аргументы», которыми крыл главный подсудимый, сводились к тому, что другие обвиняемые по делу в своих свидетельствах его оговаривают (чтобы смягчить себе наказание) и что следствие так и не нашло у него похищенных денег.
Однако эти самые свидетели — все участники строительства, которым руководил именно он. А следовательно, вину с себя снимать не должен.
Что же касается денег, то о них разговор особый. Суммы просто умопомрачительные. И, по большому счету, не важно, в чьих чужих карманах они осели, главное — почему оказались растрачены.

Председатель против стройки
Красной чертой в обвинении чиновника проходит то обстоятельство, что, заступив на должность председателя правления акционерного общества «Национальная компания «Астана ЭКСПО — 2017» в январе 2013 года, он всеми силами старался завысить стоимость строительства. Применяя повышающие коэффициенты и отдельно оплачивая работы, которые и без того должны выполняться по договорам.
Сам Ермегияев объяснял это стремлением построить нечто уникальное международного уровня. Но ведь можно расценить и по-другому: чем больше финансирование, тем больше «излишков» для изъятия.
Если представить финансовый поток в виде большой трубы, то председатель заранее готовил «врезку» — трубу поменьше, по которой можно было бы откачивать деньги. И, по версии следствия, этот отвод начал действовать с самого начала и далее на всех этапах строительства: от момента разработки проектно-сметной документации, установки ограждения вокруг территории, выполнения работ по водоотведению до возведения объектов выставки. «Откачка» шла настолько интенсивно, что иногда основной поток пересыхал, и строительство двигалось еле-еле, отставая по срокам.
То есть ответственный за стройку руководитель объективно не справлялся со своими обязанностями, хотя деньги выделялись громадные. И именно это несоответствие спровоцировало расследование, а не некий заговор «некоторых лиц», на который намекал Ермегияев в своей финальной речи в суде.
Но, прежде чем дело дошло до суда, была проделана огромная оперативная работа: прослушивались телефонные разговоры, отслеживались пути перемещения денег (как они переводились на счета, попадали в банковские ячейки и кем оттуда забирались…). Уже потом к этим данным добавились свидетельства фигурантов.

Глас признающих
Из приговора:
«Подсудимая У. Ибадильдина (учредитель ТОО RONA LTD) вину свою признала в полном объеме и показала, что в период с декабря 2013-го по декабрь 2014 года она передала Т. Ермегияеву через его доверенных лиц денежные средства в размере 780000000 тенге в качестве взятки за заключение договора и беспрепятственное подписание актов выполненных работ. По указанию Ермегияева была завышена расчетная стоимость технико-экономического обоснования, которое разрабатывало ТОО Ибадильдиной. Она неоднократно встречалась с Ермегияевым в его служебном кабинете, а также в отеле «Риксос», где обговаривались вопросы заключения договора и другое».
«Свидетельница К. Молдажанова показала, что в ноябре 2013 года директор Департамента строительства К. Усенов дал ей поручение составить служебную записку для заключения договора на разработку ТЭО. Всего стоимость работ по разработке ТЭО составляла 1,9 миллиарда тенге. В ходе его разработки К. Усенов согласовывал расчеты с руководством АО, после чего говорил ей и У. Ибадильдиной о необходимости увеличения стоимости.
Кроме того, К. Усенов дал указание составить письмо с просьбой включить в смету, в графу «Прочие расходы заказчика», затраты на управление проектом в размере от четырех процентов стоимости строительства объектов «ЭКСПО-2017», на технический надзор — в размере трех процентов и авторский надзор — в размере полутора процентов. В ходе корректировки ТЭО в октябре 2014 года К. Усенов поручил ей предусмотреть расходы на командировки специалистов на сумму 9,2 миллиарда тенге для включения их в стоимость строительства «ЭКСПО-2017», что и было сделано. По ее мнению, включение таких расходов в технико-экономическое обоснование было связано с заинтересованностью в намеренном увеличении стоимости строительства».
«Подсудимый А. Тилекметов (руководитель ТОО «Компания «АДС») показал, что в сентябре 2014 года между АО «НК «Астана ЭКСПО — 2017» и ТОО «Компания «АДС» был заключен договор на строительство офиса организатора выставки с подземным паркингом, здания РОВД и складских помещений на сумму 24150403200 тенге. Перед этим, в начале июня 2014 года, к нему от Т. Ермегияева пришел Айдос Есполов и указал на бумаге, что в связи заключением договора нужно передавать Ермегияеву 18 процентов в виде отката. Это условие позже при встрече подтвердил и сам Ермегияев, который в кабинете на бумаге написал «18%». В дальнейшем откаты Ермегияеву передавались неоднократно через посредников, всего около 2,8 миллиарда тенге. Денежные средства обналичивались через разных людей».

Живущие за всех
Всего в деле пять подобных эпизодов, общая сумма откатных и взяток достигает 4,2 миллиарда тенге. Главный обвиняемый призывал свидетелям не верить, мол, ничего не доказано, взяток не брал. Однако что это меняет по существу?
Из показаний фигурантов ясно, что значительная часть денег текла мимо стройки. С этим никто не спорил. Рядили только, сколько, кому и на какие «прочие расходы». Замешанными оказались добрых два десятка управленцев и исполнителей различного уровня. И суммы звучали миллионные и миллиардные. Запросто так!
Но надо понимать, что такое взятка или откат даже в несколько миллионов. Годовой доход рядового служащего, педагога или врача составляет порядка миллиона тенге. На эти деньги человек трудится и живет целый год, каждый месяц дожидаясь зарплаты и во многом себя ограничивая, чтобы выкроить деньги на детей.
Бюджет — это не просто ничейные суммы с нулями, а деньги этих самых учителей, служащих, врачей, детей… Потому что без них государство не существует, в такой стране невозможно жить.
Вот у этих людей и забирали деньги строители выставки, деля между собой откаты. Талгату Ермегияеву надо было хотя бы извиниться за допущенные растраты, дескать: «Простите, не справился…» Можно было бы понять даже скупую мужскую слезу. А вместо этого обвиняемый демонстрировал в суде инфантильные усмешки и «несломленность духа».
Объяснение этому только одно: иные чиновники, долгое время пребывая на высоких постах, теряют тонкую связь с реальностью и становятся, что называется, «малость не в себе». Чувство ответственности у них напрочь заменяется ощущением собственной значимости.
Вот и Ермегияев на процессе до конца не мог поверить, что должен за что-то отвечать. На судебные заседания всегда приходил в костюме и галстуке и разве что указаний не раздавал. Как это по-чиновничьи! А стоило ли «держать форс», если руководитель из него вышел откровенно слабый? Эффективный управленец добивается результата при ограниченных средствах, Ермегияев при строительстве «ЭКСПО-2017» продемонстрировал способности наоборот: потратил много — сделал мало.
Поэтому весьма справедливо в приговоре сделано дополнение (к 14 годам лишения свободы): «с пожизненным лишением права занимать руководящие должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в государственных органах и коммерческих организациях».


08.07.2016 1036
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA